Добрый день, Дамы и Господа!

Избранное

   logo54  Сайт, на котором Вы сейчас находитесь, посвящен вопросам оказания удобной, квалифицированной, грамотной и конфиденциальной помощи по инструментальной детекции лжи, во всех ее проявлениях.   По данным за 2015 год, предоставленными «Transparency International» , Россия поделила с Гайаной, Азербайджаном,  Сьерра-Леоне индекс восприятия коррупции и заняла 119 место в мире.   Приведенные данные не являются спекуляцией и игрой со статистикой, а отражают реальное положение дел, что подтверждается словами Президента РФ, сказанными 5 марта 2013 года  на коллегии Генеральной прокуратуры РФ, а также заседании Совета по противодействию коррупции 30 октября 2013 года — «Наша важнейшая задача – повышение уровня правосознания в обществе. Антикоррупционные стандарты поведения, основанные на знании общих прав и обязанностей, должны стать нормой для всех».

Читать далее

«ЗАКОН СИЛЫ» В СИТУАЦИИ
ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОЛИГРАФА

(Иванов Р.С. «Закон силы» в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа. Научный журнал «Вестник психофизиологии». № 2, 2016. С. 12-21.)

Р.С. Иванов
Россия, Ростов-на-Дону,
Южный федеральный университет
Академия психологии и педагогики
skadl@bk.ru

В ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа феномен возникновения различных по выраженности реакций связан с «законом силы», согласно которому, чем сильнее раздражение, тем более выражена ответная реакция организма.
Выраженность и устойчивость вегетативных реакций детерминируется силой стимула, которая обусловлена силой его значимости. Сила значимости связана с оценкой стимула, на основе информации, извлекаемой из памяти. Наличие в памяти информации о конкретном событии прошлого или её отсутствие, задаёт уровень силы значимости стимула, что приводит к появлению разных по силе реакций. При этом эмоции и мотивационное возбуждение являются психофизиологическим механизмом, обеспечивающим возникновение реакций вегетативной нервной системы.
Различия в силе реагирования позволяют дифференцировать вегетативные реакции, что является необходимым условием для выявления скрываемой человеком информации. Изучение явлений, наблюдаемых в ситуации проведения психофизиологических исследований с применением полиграфа (далее – ПфИ), позволяющих выявлять у человека скрываемую информацию, уже более 100 лет вызывает научный интерес специалистов во многих странах мира, где применяется полиграф. Немало полиграфологов пытались решить эту задачу, в том числе и в нашей стране, однако с научной точки зрения, до сих пор проблема остается недостаточно разработанной. Поэтому целью данной статьи является внесение ясности относительно некоторых феноменов, наблюдаемых в ходе ПфИ. Понимание природы и механизмов этих явлений сделает метод научно обоснованным, что повысит доверие к нему со стороны сообщества психофизиологов и юристов; определит корректность методических приёмов, используемых специалистами в процессе применения полиграфа; позволит установить границы его применения в практике, а также укажет исследователям направления дальнейшего развития и совершенствования этого метода.
Проведение ПфИ предполагает регистрацию динамики некоторых вегетативных реакций организма человека. Как известно, динамика этих реакций проявляется неодинаково при предъявлении исследуемому лицу стимулов различных категорий. Одни стимулы вызывают выраженные и устойчивые реакции, другие не вызывают таковых. На Рисунке 1 хорошо заметно изменение графического отображения реакций в ответ на один из стимулов: увеличение частоты дыхательных циклов и снижение амплитуды вдоха и выдоха (1, 2), увеличение амплитуды и длительности кожно-гальванической реакции (3), сдвиг изолинии плетизмограммы (4). Различия в форме реагирования на разные стимулы позволяют дифференцировать вегетативные реакции, что является необходимым условием для выявления скрываемой человеком информации.
Феномен возникновения в ситуации ПфИ различных по выраженности и устойчивости дифференцированных реакций связан с известным в науке «законом силы» или основным законом психофизики, согласно которому, чем сильнее раздражение, тем более выражена (до определенного предела) ответная реакция организма. Раздражение нервного волокна или нейрона вызывает в них состояние возбуждения, которое тем больше, чем сильнее раздражение. При увеличении силы действующих на органы чувств адекватных раздражителей, как увеличивается число импульсов распространяющегося возбуждения, так и активируется бо́льшее число нейронов. Эти два фактора являются нейрофизиологической основой усиления ответной реакции нервной системы при увеличении силы раздражителей [4; 13;  15, с 64;  19, с. 6;  20;  23, с. 7].
 
Рис. 1. Графическое отображение вегетативных реакций и вспомогательных параметров, регистрируемых датчиками компьютерного полиграфа: 1, 2 – активность дыхательной системы, 3 – электрическое сопротивление кожи (КГР), 4 – активность сердечно-сосудистой системы (плетизмограмма), 5 – двигательная активность, 6 – речь.
Предположительно, биологическое значение «закона силы» заключается в экономии энергии во время акта приспособительного поведения, которое должно быть адекватным степени изменения условий внешней или внутренней среды. «Закон силы» определяет воздействие на организм не только сигналов первой сигнальной системы (физические характеристики стимулов), но и сигналов второй сигнальной системы, т.е. речи человека. «Закон силы» универсален, он распространяется на ощущения психического характера, на рефлекторную деятельность организма человека, на внимание, эмоции, стресс, активацию и другие психологические феномены.
Согласно действию «закона силы», в ситуации ПфИ одни стимулы вызывают более выраженные вегетативные реакции, а значит, являются более сильными, а другие стимулы вызывают менее выраженные реакции и являются менее сильными. Из этого следует, что первые обладают некой характеристикой, которой не обладают вторые.
В середине 70-х годов известный отечественный учёный А.М. Иваницкий, изучая механизмы оценки внешних сигналов, основанных на переработке информации в высших мозговых центрах, разработал Теорию информационного синтеза, объясняющую возникновение психического ощущения. Согласно этой теории, субъективное переживание возникает в результате синтеза и обработки информации двух видов: наличных сведений о физических характеристиках стимула (интенсивность, пространственно-временные параметры, модальность и т.п.) и извлекаемой из памяти информации о значимости стимула [6, 7, 8, 9].
Здесь важно подчеркнуть, что в определении биологической значимости стимулов, аналоги которых имелись в прошлом опыте организма, принимают участие механизмы памяти. В своих работах А.М. Иваницкий отмечает, что механизмы условного рефлекса близки к механизмам памяти. При образовании временно́й связи в памяти откладывается информация о связи физических характеристик стимула с его сигнальной, биологической значимостью.
Последовательность событий в мозговых структурах при воспроизведении условного рефлекса схематически можно представить следующим образом. Сенсорные системы производят анализ физических характеристик условного раздражителя и передают соответствующую информацию в проекционную область коры, где на основе последующего синтеза возникает как бы отраженный образ внешнего стимула. На втором этапе происходит сравнение физических характеристик стимула со следами раздражений, хранящимися в памяти. При совпадении характеристик стимула с прошлыми сигналами происходит активация следов памяти, и возбуждение по нисходящим путям переходит на соответствующие центры эмоций и мотиваций организма, т.е. на структуры подбугорной области и лимбической системы, которые включают необходимые вегетативные реакции [7, с. 112-115].
«Теория информационного синтеза» актуальна и по сей день. За прошедшие годы она была подтверждена результатами многих исследований [8, с. 6], а основные её положения вошли во все серьёзные учебные пособия по психофизиологии [2, с. 304-306; 14, с. 253-254; 16, с. 280-281; 18, с. 194-195] и стали опорой некоторых современных философских взглядов на происхождение сознания [3].
Следует особо отметить, что в информационном синтезе существенную роль играет мотивационная составляющая. Благодаря этому внешний стимул соотносится с прошлыми действиями субъекта и удовлетворением определенной потребности [8, с. 11].
В ситуации ПфИ любой человек испытывает потребность в безопасности, независимо от того скрывает он информацию об интересующем событии прошлого или не скрывает. На основе этой потребности формируется соответствующая мотивация. Общая эффективность мотивации зависит от уровня тревоги, которая служит показателем силы мотивации. Если тревога достаточно велика, то повышается уровень внимания к изменениям внешней среды – стимулам, предъявляемым в ходе ПфИ. Одновременно из памяти извлекается информация о способах удовлетворения потребности в безопасности, например, может возникать защитный условный рефлекс, включающий в себя вегетативный компонент. Эмоции при этом становятся регулирующим механизмом мотивации. Сила эмоции пропорциональна недостатку информации о способе удовлетворения актуальной потребности. Таким образом, оценка значимости стимула в условиях ПфИ происходит с точки зрения возможности удовлетворения потребности в безопасности.
Исследования А.М. Иваницкого показали, что характеристикой стимулов, делающей их сильными, т.е. вызывающими выраженный вегетативный ответ, является значимость. В науках, изучающих поведенческие реакции человека и животных в целях формирования нужного приспособительного эффекта, значимость стимула – это психологическая характеристика, которая определяется отношением содержащейся в стимуле информации к смыслу решаемой субъектом задачи [1;  12;  15, с. 21-23;  21, с. 80]. В ситуации ПфИ, информация, содержащаяся в стимуле, это информация о событии прошлого, интересующем полиграфолога, а задачей, которую решает исследуемое на полиграфе лицо, является удовлетворение потребности в безопасности в результате прохождения ПфИ.
Феномен значимости, как характеристики стимула, занимает центральное место в методе ПфИ. Технология применения полиграфа предполагает предъявление исследуемым лицам различных категорий стимулов. В самом общем виде их можно разделить на значимые и незначимые.
Стимулы, предъявляемые исследуемым лицам в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа, несут в себе два вида информации:
— информацию о физических характеристиках стимула;
— информацию о смысловом содержании стимула.
Как было показано А.М. Иваницким, оценка значимости физических характеристик стимула происходит следующим образом: информация о его физических характеристиках сравнивается с информацией, хранящейся в памяти исследуемого лица о физических характеристиках всех стимулов, с которыми человек сталкивался ранее. При совпадении информации происходит активация следов памяти, и если в фенотипическом опыте человека встречались аналогичные стимулы, которые имели биологическое значение для организма, то стимул становится значимым. В этом случае нервное возбуждение переходит на соответствующие центры эмоций и мотиваций, которые приводят к появлению вегетативных реакций.
Аналогичным образом происходит оценка значимости смыслового содержания стимула. Информация, которую несёт в себе стимул, сравнивается с информацией, уже имеющейся в памяти, полученной в результате накопления фенотипического опыта, и на этой основе происходит оценка значимости поступающей информации. Если в памяти обнаруживается информация о значении для организма смыслового содержания стимула, то происходит активация следа памяти содержащего её, возникают эмоции и мотивационное возбуждение, что приводит к появлению приспособительного поведения организма – возникновению вегетативных реакций, регистрируемых полиграфом.
Специфика проведения ПфИ заключается в том, что исследуемому лицу предъявляются стимулы, физические характеристики которых остаются постоянными на протяжении всего процесса исследования, в то время как смысловое содержание стимулов, существенно меняется в соответствии с методической структурой и целями каждого теста. Из этого следует, что появление разных по силе реакций связано не с оценкой значимости физических характеристик стимулов, а с оценкой значимости их смыслового содержания. Таким образом, значимостью физических характеристик стимула в ситуации корректного проведения ПфИ можно пренебречь.
Хорошо иллюстрирует механизм оценки внешних стимулов пример с иностранным языком. Человек, не владеющий иностранным языком, воспринимает чужую речь лишь как набор звуков. В такой ситуации могут быть оценены только физические характеристики поступающих стимулов, а их смысл остаётся неизвестным, поскольку информация в памяти о значении иностранных слов отсутствует. Напротив, если у человека в памяти имеется информация о значении иностранных слов, то он будет оценивать не только физические характеристики стимулов, но и смысловое содержание, которое они несут. При этом физические характеристики слов иностранного языка перестают играть какую-либо существенную роль в процессе оценки значимости стимулов. Человек, знающий иностранный язык, отличается от незнающего лишь тем, что у знающего в памяти имеется информация о смысловом содержании воспринимаемых звуков. Эта информация в памяти позволяет дополнительно оценивать речь с точки зрения смыслового содержания получаемой информации и наделять стимулы значимостью. Именно наличие в памяти информации позволяет качественно по-другому оценивать внешние стимулы – иностранный язык.
Как уже было отмечено, согласно «закону силы», чем сильнее стимул, тем более сильную реакцию он вызывает и наоборот – слабый стимул вызывает слабую реакцию. Проведённый анализ результатов научных исследований позволил установить, что в условиях ПфИ силу стимулу придаёт такая его характеристика как значимость, которая и определяет более или менее сильный ответ организма на изменение условий внешней среды. Кроме того, о значимости стимула свидетельствует также и устойчивость возникновения ответа организма на стимул, указывающая, что вегетативные реакции возникают не случайно.
Таким образом, «закон силы» в условиях ПфИ приобретает следующую форму: чем более значим для исследуемого лица стимул, тем более выраженные и устойчивые вегетативные реакции он вызывает (Рис. 1). Это приводит нас к мысли о том, что чем более выраженно и устойчиво реагирует на стимул, исследуемое на полиграфе лицо, тем более значимым является для него стимул и наоборот. Исходя из этого, можно выделить два условных уровня силы значимости стимула:
— более значимый – реакции на стимул устойчиво превышают реакции на другой стимул, с которым он сравнивается;
— менее значимый – реакции на стимул устойчиво не превышают реакции на другой стимул, с которым он сравнивается.
Например, при использовании в ходе ПфИ методики контрольных вопросов (МКВ) [17, с. 169-204] полиграфолог использует разные категории стимулов: нейтральные, контрольные, проверочные и наблюдает в ответ на них неодинаковые по своей силе реакции, обусловленные разным уровнем силы их значимости.
Безусловно, любой стимул, любая информация, поступающая из внешней среды, оценивается психикой человека путём извлечения из памяти информации и на основании этой оценки стимулу присваивается определённый уровень силы значимости. Если исходить из того, что существуют разные по силе уровни значимости, то тогда логично следует, что в памяти существуют и разные информационные характеристики, которые обеспечивают разнообразие уровней значимости и формируют посредством эмоций и мотиваций неодинаковые по силе вегетативные реакции, т.е. дифференцированное проявление реакций на стимулы разных категорий. Поскольку оценка значимости стимула происходит в результате извлечения из памяти информации, то необходимо выяснить, какая именно информация, играющая ключевую роль в оценке значимости стимула в ситуации ПфИ, может содержаться в памяти человека.
Память представляет собой совокупность процессов, обеспечивающих восприятие, запечатление, хранение, извлечение (воспроизведение) и забывание информации. Посредством органов чувств, события (явления, предметы, объекты) прошлого, участником или свидетелем которых стал человек, воспринимаются и запечатлеваются в его памяти в виде идеальных следов – энграмм, являющихся носителями информации о событиях прошлого. Хранящаяся в памяти информация служит базой для работы высших психических процессов: мышления, воображения, речи. На основе знаний, получаемых всей совокупностью познавательных процессов, человек регулирует свое поведение с помощью аффективных (эмоции и чувства) и волевых процессов.
В том случае, если человек совершил некие действия или стал их свидетелем, информация о них пополняет собой его «хранилище памяти» – фенотипическую память. Если с помощью мысленного эксперимента рассмотреть содержание памяти двух человек, один из которых совершил интересующие полиграфолога действия, а другой не совершал, то в контексте ситуации ПфИ память этих лиц будет качественно отличаться лишь тем, что у совершившего в памяти будет информация о его действиях, а у не совершившего информации о таких действиях не будет. Таким образом, информация об интересующем событии прошлого является той характеристикой памяти, которая качественно отличает информационное содержание памяти этих двух лиц.
Уместным представляется привести другую гипотетическую ситуацию. Например, при проведении ПфИ в отношении одного и того же лица до совершения им неких действий и после их совершения, с высокой вероятностью полиграфолог установит в первом случае – «непричастность» исследуемого лица, а во втором случае установит его «причастность» к таким действиям в прошлом. При этом следует подчеркнуть, что память лица пополнилась новой информацией – получила дополнительную характеристику, только после совершения им действий, т.е. после того, как произошло интересующее событие прошлого, и информация о нём запечатлелась в памяти исследуемого.
Сказанное выше приводит к важным выводам, что наличие или отсутствие в фенотипической памяти информации об интересующем событии прошлого является той характеристикой памяти исследуемого лица, которая определяет уровень силы значимости и формирует дифференцированное проявление вегетативных ответов на стимулы – реакции более сильные или менее сильные. Если в памяти имеется информация об интересующем событии прошлого, реакции будут более выраженные и устойчивые, если такой информации в памяти нет – менее выраженные и неустойчивые. Схематично это можно отобразить в виде структурных формул:
У «причастного»:     Рcильн. = Збол. = (П + Исоб.) × (Э + М).
 
У «непричастного»: Рcлаб. = Змен. = П × (Э + М),
где Р – вегетативная реакция, сильная или слабая; З – значимость, бо́льшая или меньшая; П – фенотипическая память; Исоб. – информация об интересующем событии прошлого; Э – эмоции; М – мотивация.
Таким образом, информация в памяти является той её характеристикой, которая, взаимодействуя с эмоциональными и мотивационными механизмами, вызывает вегетативный условный рефлекс и приводит к появлению более сильных реакций на вопросы об интересующем специалиста событии прошлого (Рис. 1).
Ранее «закон силы» был сформулирован Ю.К. Азаровым и Ю.И. Холодным для условий корректного применения полиграфа, который получил условное рабочее наименование «психофизиологический феномен», который заключается в том, что внешний стимул (слово, предмет, фотография и т.п.), несущий человеку значимую в конкретной ситуации информацию о событии, запечатленном в его памяти, устойчиво вызывает физиологическую реакцию, превышающую реакции на родственные (однородные) стимулы, предъявляемые в тех же условиях, но не связанные с упомянутым событием и не несущие человеку ситуационно значимой информации [21, с. 77].
Следует отметить некоторые случаи, когда у исследуемых лиц, в памяти которых не было информации об интересующем событии прошлого, тем не менее, наблюдались сильные реакции на стимулы, связанные с этим событием. Чем может быть обусловлена такая неадекватная для целей ПфИ динамика вегетативных реакций?
Науками, изучающими поведенческие реакции человека и животных показано, что при сильной мотивации, которая пропорциональна силе потребности и величине тревоги, сигнальное значение может приобретать стимул, имеющий только отдаленное сходство с оптимальным. Примером этому служит реакция избегания силуэта хищника в поведении животных. В спокойном состоянии птицы не реагируют на предъявляемые им разнообразные геометрические фигуры. Если же предъявленная фигура соответствует силуэту ястреба, парящего в небе, то птицы начинают кричать и пытаются скрыться – проявляют реакцию избегания. Уровень мотивации животных можно повысить, например, через повышение тревожности. Для этого достаточно предъявить птицам звуковой сигнал, скажем сильный шум. После повышения тревожности сигнальное значение приобретают и стимулы, ранее нейтральные – геометрические фигуры, имеющие отдаленное сходство с силуэтом парящего ястреба или любого дневного хищника [5, с. 157].
Учитывая изложенное, можно сделать предположение, что человек, в памяти которого отсутствует информация об интересующем событии прошлого, в некоторых случаях отвечает сильными реакциями на стимулы, несущие в себе информацию о таком событии, находится в состоянии сильной тревоги, связанной с неопределёнными возможностями удовлетворения актуальной потребности в безопасности при прохождении ПфИ. Это свидетельствует о выраженной мотивации удовлетворить указанную потребность.
Конечно, у «непричастного» лица, находящегося в состоянии сильной тревоги, смысловое содержание стимула также сравнивается с информацией в памяти, в которой отсутствует информация о конкретном событии прошлого, но хранится информация, что ситуация ПфИ представляет угрозу для его безопасности. Эта информация и придаёт значимость стимулам даже при отсутствии в памяти информации об интересующем событии прошлого. Вероятно, этот феномен можно объяснить тем, что в состоянии сильной тревоги «непричастный» находится в неоптимальном (для ПфИ) функциональном состоянии и оценивает вероятность удовлетворения потребности в безопасности как низкую, не различает всех характеристик смыслового содержания стимула. Все стимулы, несущие в себе информацию об изучаемом в ходе исследования событии прошлого, независимо от того имеется ли о них информация в памяти, всё равно оцениваются психикой лица как более значимые, чем другие стимулы. Возникает, условно говоря, с позиций специалиста, осуществляющего ПфИ – «вредная» значимость стимула, которая может привести к неверным результатам.
В настоящее время уже получены научные данные о связи тревожности исследуемых лиц со специфической динамикой вегетативных реакций, затрудняющей их дифференциацию [22].
Таким образом, доминирующая мотивация, направленная на удовлетворение потребности в безопасности, заключающейся в успешном для исследуемого лица прохождении ПфИ, может вызывать неоптимальные функциональные состояния, при которых корректное применение полиграфа невозможно. В практике известны некоторые случаи, когда сильная значимость стимулов возникает без наличия в памяти информации о событии прошлого, интересующем полиграфолога. Такая «вредная» значимость может приводить к ошибкам «обвинения невиновного».
Тем не менее, в подавляющем большинстве случаев применения полиграфа, исследуемые лица находятся в оптимальном функциональном состоянии и отвечают адекватным вегетативным реагированием на предъявляемые стимулы. Иными словами у них возникает «полезная» значимость стимулов, которая позволяет выявлять скрываемую информацию. Чтобы быть «полезной», значимость такого стимула должна формироваться у исследуемого лица в результате системного взаимодействия нескольких факторов:
  1. Наличие в стимуле информации о событии прошлого, послужившего причиной проведения ПфИ.
  2. Наличие в памяти информации о событии прошлого, послужившего причиной проведения ПфИ.
  3. Наличие ситуации применения полиграфа, угрожающей удовлетворению потребности в безопасности.
  4. Наличие оптимального функционального состояния для применения полиграфа [10; 11].
В настоящее время существует немало «теорий полиграфа», с разной степенью успешности объясняющих феномены динамики вегетативных реакций, наблюдаемых в ситуации ПфИ. К сожалению, многие из них сведены к простому описанию механизмов возникновения значимости или вегетативных реакций, связанных с эмоциями, вниманием и проч. Однако, более пристальный взгляд на «теории полиграфа» позволяет убедиться в том, что все эти концепции имеют единое происхождение и наиболее органично могут быть объяснены в парадигме Теории целенаправленного тестирования памяти [21].
Так, например, более сильные эмоции вызовет стимул, несущий информацию о событии прошлого, запечатлённом в памяти исследуемого лица. Больше внимания привлечёт стимул, связанный с событием прошлого, при условии, что в памяти у человека будет информация о таком событии, чем какой-то другой стимул. В соответствии с положениями Теории угрозы наказания [21, с. 62-64], бо́льшую угрозу для исследуемого представляет стимул, содержащий в себе информацию, соответствующую информации в памяти и меньшую угрозу, если в памяти такая информация отсутствует. Бо́льший личностный смысл приобретает тот стимул, смысл которого связан с имеющейся в памяти информацией. Даже если описывать результат «детекции лжи» с помощью полиграфа в терминах Американской ассоциации полиграфологов – «ложь обнаружена/не обнаружена» – не корректных для психофизиологии, то, очевидно, что ложь возможна только как процесс искажения имеющейся в памяти информации. Фактически, все эти, казалось бы, разные воззрения, являются лишь взглядом с позиций различных подходов на одно и то же явление – на системообразующий фактор наличия или отсутствия в памяти информации об интересующем событии прошлого.
Таким образом, можно сформулировать следующие общие представления о принципах корректно проводимого психофизиологического исследования с применением полиграфа:
  1. Динамика вегетативных реакций подчиняется «закону силы»: чем сильнее раздражитель, тем сильнее ответ организма.
  2. В ситуации применения полиграфа наблюдаются разные по силе реакции, что является частным проявлением «закона силы».
  3. Сила реакции зависит от психической характеристики стимула – значимости.
  4. Если существуют разные по силе реакции, то, следовательно, их вызывает разная по силе значимость.
  5. Информация о значимости стимула извлекается из памяти.
  6. Разную по силе значимость формируют разные характеристики памяти.
  7. Характеристиками памяти является хранящаяся в ней разнообразная информация.
  8. Память «причастного» лица имеет особую характеристику – наличие информации об интересующем событии прошлого. У «непричастного» такая характеристика отсутствует.
  9. Наличие информации об интересующем событии прошлого является той характеристикой, которая формирует бо́льшую значимость стимула.
  10. Наличие или отсутствие информации в памяти об интересующем событии прошлого вызывает сильные или слабые реакции на стимулы разных категорий.
Теперь представляется целесообразным рассмотреть как сила стимулов, обусловленная наличием в памяти исследуемого лица информации об интересующем событии прошлого, реализуется непосредственно в технологии производства ПфИ. При корректном использовании Методики выявления скрываемой информации [17, с. 206-210], в однородном ряду стимулов сильные реакции вызывает тот стимул, который несёт в себе информацию об интересующем событии прошлого, запечатлённом в памяти исследуемого лица. Одновременно на аналогичные стимулы, не несущие в себе информации о таком событии, сильные реакции не возникают. При корректном использовании Методики контрольных вопросов [17, с. 169-204] проверочный стимул, несущий в себе информацию об интересующем событии прошлого, запечатлённом в памяти, становится более значимым, чем контрольный стимул или менее значимым, если такой информации в памяти исследуемого лица нет.
В результате производства ПфИ, ориентируясь на то, какие стимулы оказались более значимыми при предъявлении конкретного теста, полиграфолог выносит вероятностное суждение о том, имеется ли в памяти исследуемого лица информация об интересующем событии прошлого. Знание специалиста о том, имеется или отсутствует в памяти такая информация, позволяет ему установить с определённой степенью вероятности:
  1. Происходило ли в действительности интересующее событие прошлого.
  2. Достоверную ли информацию об интересующем событии прошлого сообщает исследуемое лицо.
Подводя итоги сказанному, можно сделать вывод, что в ситуации психофизиологического исследования с применением полиграфа, информация об интересующем событии прошлого, содержащаяся в памяти исследуемого лица, выступает в качестве системообразующего фактора, формирующего посредством взаимодействия с механизмами эмоций и мотиваций более сильные вегетативные реакции на стимулы, связанные с этим событием прошлого.
Таким образом, выраженность и устойчивость вегетативных реакций задаётся силой стимула, которая в условиях применения полиграфа обусловлена силой его значимости. Сила значимости связана с оценкой стимула на основе информации, извлекаемой из памяти. Наличие в памяти информации о конкретном событии прошлого или её отсутствие определяет уровень силы значимости стимула, что приводит к появлению разных по силе реакций.
Представленная концепция включила в себя результаты теоретических и эмпирических исследований в области психофизиологии за несколько последних десятилетий. Она построена на принципах логики и на основе наблюдаемых явлений в практике применения полиграфа.
Литература
  1. Большой психологический словарь. – М.: Прайм-ЕВРОЗНАК. Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко. 2003.
  2. Данилова Н.Н. Психофизиология: учебник для вузов. М.: Изд-во «Аспект Пресс», 2012. – 368 с.
  3. Дубровский Д.И. Проблема «сознание и мозг»: Теоретическое решение. – М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2015. – 208 с.
  4. Душков Б.А., Смирнов Б.А., Королев А.В. Психология труда, профессиональной, информационной и организационной деятельности: Словарь / Под ред. Б.А. Душкова. – 3-е изд. М.: Академический Проект: Фонд «Мир», 2005. – 848 с.
  5. Жуков Д.А. Стой, кто ведёт? Биология поведения человека и других зверей: в 2-х т. М.: Изд-во «Альпина нон-фикшн», 2014. Т. I. – 428 с.
  6. Иваницкий А.М. Мозговая основа субъективных переживаний: гипотеза информационного синтеза // Журн. высш. нервн. деят. 1996. Т. 46. N 2. C. 241.
  7. Иваницкий А.М. Мозговые механизмы оценки сигналов. М., «Медицина». 1976. 298 с.
  8. Иваницкий А.М. Сознание и мозг. Научно-информационный журнал «В мире науки». № 11 2005. С. 3-11.
  9. Иваницкий А.М., Стрелец В.Б., Корсаков И.А. Информационные процессы мозга и психическая деятельность. М.: 1984. – 201 с.
  10. Иванов Р.С. Индивидуальный симптомокомплекс как инструмент интерпретации результатов психофизиологического исследования с применением полиграфа. Научно-аналитическое издание «Национальный психологический журнал», № 3 (15), 2014. С. 90-97.
  11. Иванов Р.С. Общая оценка пригодности исследуемого лица к применению полиграфа. Научно-практическое и информационное издание «Юридическая психология», № 2, 2011. С. 14-21.
  12. Кондаков И.М. Психологический словарь. М.: Прайм-Еврознак. 2003. – 512 с.
  13. Липпс Г.Ф. Основы психофизики. пер. с нем. Г.А. Котляр. Изд. 2-е. М.: КомКнига, 2012. – 112 с.
  14. Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Введение в психофизиологию. М.: Изд-во МПСИ, «Флинта», 2014 . – 400 с.
  15. Никандров В.В. Психофизика и психофизические методы. Учебное пособие. Изд. Речь. СПб.: 2005.
  16. Николаева Е.И. Психофизиология. Психологическая физиология с основами физиологической психологии. Учебник. – М.: ПЕР СЭ; Логос, 2003. – 544 с.
  17. Обухов А.Н., Обухова И.П. Теоретические и методические основы применения полиграфа. Учебное пособие. – 3 изд. – Домодедово: ВИПК МВД России, 2012. – 321 с.
  18. Психофизиология: Учебник для вузов / Под ред. Ю.И. Александрова. – 3-е изд. – СПб. Питер, 2010 – 464 с.
  19. Современная психофизика / Под ред. В.А. Барабанщикова. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. – 543 с.
  20. Современный психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б.Г. Мещеряков, В.П. Зинченко, – СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007. – 634 с.
  21. Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и его естественно-научные основы. Полиграф в России: 1993-2008: Ретроспект. сб. статей / Авт.-сост. Ю.И. Холодный. – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – 177 с.
  22. Целиковский С.Б., Иванов Р.С. Тревожность как предиктор психофизиологического реагирования субъекта при исследовании на полиграфе. Сборник научных трудов по материалам IV Международной научно-практической конференции «Современные тенденции развития науки и технологий» г. Белгород, 31 июля 2015 г. Часть VI. С. 127-139.
  23. Шостак В.И., Лытаев С.А. Физиология психической деятельности человека: Учебное пособие по психофизиологии / Под ред. А.А. Крылова. – СПб.: «Издательство Деан», 1999. – 128 с.
THE LAW OF FORCE IN A SITUATION
OF PSYCHOPHYSIOLOGICAL RESEARCH USING THE POLYGRAPH
 
  1. S. Ivanov
Russia, Rostov-on-don,
Southern Federal University
Academy of psychology and pedagogy
skadl@bk.ru
In the situation of psychophysiological research using the polygraph are different according to the reaction force. This is due to a force stimulus. The greater the irritation, the stronger the response of the body.
The strength of autonomic reactions is determined by the significance of the stimulus. The power of significance depends on the assessment of stimulus-based retrieval of information from memory. The presence in the memory information about an event that happened in the past, or its absence, determines the strength of the significance of the stimulus. This leads to different strength of reactions. The emotions and motivational arousal are physiological mechanism that leads to reactions of the autonomic nervous system.
The differences in strength of reactions allow to distinguish them. This is a necessary condition for the detection of concealed information by human.
Key words: polygraph, autonomic reactions, the Law of force, significance, information in memory, psycho-physiological research.

С Днем Рождения!

Prikaz_1975 30-a LaboratoriaСегодня отмечает День Рождения, мэтр искусства по «детекции лжи»  Юрий Иванович Холодный! Уверены, что все кто его знает присоединятся к нашему поздравлению. Желаем Вам, Юрий Иванович, здоровья, хорошего настроения и реализации всех намеченных планов!

«Не зная прошлого, невозможно понять смысл настоящего и цели будущего!»

    Уважаемые коллеги, Вашему вниманию предлагается работа академика А.Г. Вышинского «Теория судебных доказательств в Советском праве» юридического издательства НКЮ СССР 1941 г., в которой дается четкое понимание роли экспертизы и роли «сфигмографической экспертизы» в частности, в системе судебных доказательств  того времени.

Вышинский А.Г. Теория судебных доказательств в Советском праве

  …  «О       том, насколько «научна» эта система, можно судить по тезису Ферри о сфигмографической экспертизе, которая, обнаруживая, путем установления изменений в кровообращении обвиняемого, «внутреннее волнение, несмотря на внешнее спокойствие», может якобы служить «чрезвычайно важным орудием для судебных изысканий». В доказательство Ферри ссылается на опыты Вуазена (Voisin) и др., установивших при помощи сфигмографии си­муляцию эпилептических припадков. Но это не дает никаких ос­нований для обобщений, к которым ошибочно приходит Ферри, переоценивая значение подобного рода приемов. Ошибочны так­же взгляды Ферри на значение применения в расследовании пре­ступлений гипнотизма. Особенно это надо сказать о теории пси­хологических симптомов Ферри, с его классификацией преступ­ников, например убийц, да прирожденных, сумасшедших, убийц по страсти и т. п.

     Выдавая свою систему так называемых «доказательств» за единственно научную, Ферри требует от судьи знания не граж­данского права, истории права и т. д., а биологии, психологии и других «социальных и естественных наук» и той «новой» от­расли знания, которую Ферри назвал «уголовной социологией». В замене одних наук другими, с одной стороны, в замене судей-юристов судьями — врачами, психологами и статистиками — и са­мого суда «уголовной клиникой» — с другой, Ферри и его школа видят все содержание проповедуемой ими реформы. Позити­висты закрывают глаза на главное — на капиталистический строй, при существовании которого невозможна никакая действительная реформа правосудия и судопроизводства в целях повышения их научного характера и общечеловеческого значения….»

Проект ФЗ «О судебно-экспертной деятельности в РФ»

Проект N 306504-6
Внесен Правительством Российской Федерации
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН  
О СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    Настоящий Федеральный закон определяет правовую основу, принципы судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации (далее — судебно-экспертная деятельность) и порядок ее осуществления в конституционном, гражданском, административном и уголовном судопроизводстве. Производство судебной экспертизы с учетом особенностей отдельных видов судопроизводства регулируется соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации. Читать далее

Абонентское обслуживание компаний

  Независимо от размеров бизнеса он подвержен операционным рискам. Невнимательность, халатность, а порой и нанесение прямого ущерба сотрудниками предприятия, это лишь немногие примеры. Пока Вы читаете эту статью у Вас воруют. Я думаю, Вы и сами отлично это понимаете, иначе не стали, бы тратить свое драгоценное время. В каждом бизнесе, от ларька на остановке до лидеров бизнес — рейтингов, 16воруют.  Постоянно и самыми разными способами. И не только мошенники и воры, проникающие на заветные склады и в сейфы со стороны. Чаще всего они нуждаются в сообщниках внутри, среди служащих и даже топ-менеджеров. Кстати именно они,  как показывает практика,  ворую с  наибольших  размахом.    Иногда даже без всякой посторонней помощи и участия.   Чем крупнее компания, тем сложнее хозяину самому проконтролировать всевозможные злоупотребления со стороны собственного персонала.

Читать далее

Консультационные услуги для организаций и частных лиц

  Если Вам предстоит проверка на «детекторе лжи», независимо от целей проверки (трудоустройство или Вам просто интересно проверить себя ). У нас Вы можете оценить свои волевые качества, реальную возможность пройти проверку, узнать о своих правах, узнать о требованиях к проведению проверки, а также получить ответы на интересующие Вас вопросы.

Задачи решаемые в ходе психофизиологического исследования

    Любой человек при обращении к полиграфологу ставит перед ним конкретные вопросы, которые связаны с решением его индивидуальной проблемы. Мы не занимаемся гаданием, предсказанием действий человека в будущем, мы оказываем удобную, квалифицированную и конфиденциальную помощь по детекции лжи, во всех ее проявлениях.  Проблемы, которые к нам приводят людей можно разделить на несколько видов: Читать далее

Обобщение практики использования возможностей полиграфа Генеральной прокуратурой России

Приложение к письму Генеральной прокуратуры России (исх. № 28-15-05 от 14.02.2006 г.) Фрагмент

        В последние годы следственные и оперативные органы все чаще стали обращаться к возможностям полиграфа (детектора лжи, «лай-детектора»), 12461используемого более полувека во многих странах мира.  Обобщение показало, что полиграф стал применяться не только при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, но и для получения новых доказательств путем производства психофизиологических исследований в виде заключения эксперта или специалиста. Одним из показательных примеров использования полиграфа при раскрытии преступления является расследование уголовного дела по факту убийства  Читать далее

Основные принципы и нормы профессиональной деятельности полиграфолога

   Полиграфолог принимает на себя добровольное обязательство твердо придерживаться следующих основных принципов и норм профессиональной деятельности, а именно: Читать далее